Ивангород

Ивангород

Ивангородская крепость расположена на крутых склонах Девичьей горы, которая с трех сторон омывается рекой Наровой, а с четвертой — окружена глубоким оврагом. В дохристианские времена на Девичьей горе было святилище, потом появилась деревянная церковь и неукрепленное поселение, на месте которого в 1492 г. возвели каменную крепость

Ивангород находится в 147 км к западу от Санкт-Петербурга, на границе с Эстонией.

ИСТОРИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА

«Повелением великого князя Ивана Васильевича заложиша град на немецком рубеже против Ругодива немецкого на реке Нарове на Девичьи горе…» (из летописи)

Вторая половина XV в. — период создания сильного Московского государства, когда российские земли опоясываются от внешней угрозы рядом мощных городов — крепостей. Ивангород стал звеном этой цепочки.

В 1492 г. по приказу Ивана III, на берегу пограничной реки Наровы, прямо напротив рыцарского замка Нарвы, была заложена каменная крепость Ивангород.

Строительство города-крепости велось энергично: 21 июня 1492 г. был заложен первый камень, а 15 августа, работы были завершены. Крепость была создана по последнему слову военно-инженерного искусства, подобных ей в то время на Руси не было. Четырехугольная в плане с четырьмя квадратными башнями по углам, со стенами, сложенными из местного известняка и имеющими толщину 3 м, она имела площадь 1600 кв. м.


Крепость Ивангород. 1492 г. Реконструкция В. В. Косточкина.


Строили крепость итальянские архитекторы, поэтому в ней встречаются такие элементы, которых нет больше ни в одной русской крепости. Например, на стену можно попасть не только через башню, но и поднявшись по специально пристроенной лестнице.

Небольшие размеры этой крепости не позволяли разместить в ней необходимый для защиты гарнизон, а свободная территория Девичьей горы позволяла неприятелю сосредоточить здесь для штурма большое войско, поэтому в 1496 г. здесь снова начались строительные работы. Руководили строительством Иван Гундор и Михаил Кляпин. Всего за 12 недель работы были закончены. К восточной стороне прежней крепости пристроили Большой Боярший город (высота стен достигала 12-19 м, а башен — 15-22 м). Новая часть крепости (ее площадь 25 200 кв. м) в 16 раз превосходила по площади выстроенную ранее! Столь мощное сооружение и в такие короткие сроки на Руси еще не строили.

Большой Боярший город был вытянут с запада на восток. По углам стояли четыре круглые башни, между которыми располагались башни прямоугольные. Рядом с Провиантской башней были сделаны ловушки, позволявшие защитникам крепости, подняв специальные щиты, полностью отгораживаться от врагов, проникнувших на стены крепости.

В 1507 г. к Большому Бояршему городу с запада и до кромки обрыва, ведущего к реке Нарове, пристроили новое укрепление Замок, придвинувший границу крепости к берегу Наровы и полностью поглотивший первоначальную крепость 1492 г. Обеспокоенные нарвские власти сообщали, что «русские стали строить перед своей крепостью крепкую стену… чтобы их нельзя было взять с воды». Создатели Замка — русский мастер Владимир Таракан и иноземный зодчий Маркус Грек. На протяжении всего XVI в. велись строительные работы по усовершенствованию и усилению крепости.

В XVII в. к северо-западной части крепости пристраивается Передний город. А с северной, наиболее уязвимой части крепости возводится укрепление бастионного типа — Боярский вал (Горнверк).

Сейчас крепость оказалась в достаточно тяжелой ситуации — после распада Советского Союза она попала в пограничную зону, куда нельзя попасть без специального пропуска. К тому же закончить реставрацию крепости в советское время не успели, а сейчас на это нет средств.

За время реставрации успели восстановить 4 деревянных шатра, каждый из которых делался 2 года и стоил 500 тыс. долларов. В 1999 г. местные жители сожгли самый красивый и самый сложный шатер на Набатной башне. Средств на его восстановление нет ни у музея, ни у Администрации города.

ЛЕГЕНДЫ

Город лошадиной шкуры
Однажды, русский царь был в гостях у шведского короля. Ели и пили вдоволь. В конце пира, попросил царь продать ему часть Нарвской земли. Король спросил:

- Сколько же ты желаешь?

- Ах, много не хочу, — ответил хитрый царь, — только в величину лошадиной шкуры. Шведский король принял эту просьбу за шутку, и, рассмеявшись, ответил:

- Бери, бери! Не хочу платы, отдаю бесплатно!

Прошло некоторое время, и король пожалел об опрометчивом решении: приехав в Нарву, русский царь разрезал шкуру на тонкие-тонкие ремешки, связал их и получившейся веревкой обнес часть земли. Понял король, что надул его царь, но делать нечего — пришлось сдержать данное слово.

На огороженной земле царские подданные стали строить город-крепость. Город, возникший в результате курьеза, получил название Город Лошадиной шкуры.

Зная, что шведский король не простит ему «шутки» со шкурой, русский царь повелел выкопать новое русло для реки, которое бы отделило Город Лошадиной шкуры от Нарвы. Под новым руслом пробили подземный ход, чтобы при необходимости тайно проникать в Нарву. Вскоре работы были закончены, воду пустили по новому руслу, а старое, за крепостью — пересохло. Так Город Лошадиной шкуры был присоединен к России.

Во время одного из военных конфликтов, русские попытались проникнуть в Нарву подземным ходом, одновременно, им навстречу, двинулись шведы, узнавшие о тайном туннеле. В ходу произошла жестокая боевая стычка, и каждая из сторон, с большими потерями, была вынуждена вернуться обратно.

Когда же Петр I захватил Нарву, ход заложили камнем.

Легенда об архитекторе крепости
Долгое время русский царь не мог найти строителя-архитектора для крепости. Наконец, такой человек объявился: по национальности поляк, а по месту рождения — смолянин. Обещал построить крепость мощную, неприступную и в короткий срок. И построил! Не много времени прошло — готова крепость, нет ни краше, ни мощнее на Руси, ливонцы — напротив — в трепете, неповадно будет больше земли русские зорить! Осмотрел царь крепость — доволен остался, пообещал строителя наградить за труды по-царски.

Проходит какое-то время, вызывает царь архитектора для расчета. Обрадовался было строитель, да рано: вместо благодарности приказал царь ослепить архитектора: чтобы другой такой крепости никому не построил, да и этой плана поведать не мог….

Легенда об Индрике фон Беренгаупте

В древние времена не раз ливонские рыцари нападали на русские земли. Они грабили окрестные деревни, угоняли скот, а порой уводили в неволю и жителей.

Царь Иван построил мощную крепость напротив замка ливонского, чтобы предотвратить разбой, но рыцари обходили крепость стороной и набеги продолжались. Иногда русские проводили ответные походы, и тогда горе и слезы поселялись уже на нарвской стороне.

Однажды, после очередного разбойничьего ливонского похода, ивангородцы осадили Нарву. После сильного обстрела в замке вспыхнул пожар, и русские воины ринулись на штурм. Военное счастье сопутствовало им, ряды защитников замка редели с каждой минутой. Сражение со стен перешло во внутренние помещения замка.

В одном из покоев рыцарь Индрик фон Беренгаупт мужественно защищал свою семью: жену и сына. Пал, сраженный рыцарем, один русский воин, ранен другой…, но им на смену тут же вставали другие, и Индрик понял, что он обречен.

Не желая, чтобы его красавица-жена досталась противнику, тяжелым мечом, своею рукою рыцарь лишил ее жизни. Он хотел убить себя и сына, но от тяжелого удушливого дыма, проникшего во все помещения пылающего замка, потерял сознание. Русские, посчитав рыцаря погибшим, забрали кричащего малыша и спешно покинули пышущее жаром, задымленное здание.

Индрик погиб бы, но судьбе было угодно, чтобы он остался жив: внезапно разразилась страшная гроза, полил проливной дождь и погасил бушующее пламя.

На следующий день, придя в себя, Индрик фон Беренгаупт дал обет перед оставшимися в живых отомстить русским за смерть жены и пленение сына. В траурной одежде, под звуки реквиема, вместе с двумя слугами Индрика опустили на дно глубокого сухого колодца. План Индрика был прост, но трудно выполним: он решил прорыть подземный ход под рекой, внезапно ворваться в Ивангород, отомстить русским и спасти сына. Рядом с колодцем товарищи рыцаря подвесили колокольчик, который бы дал знать, если что-нибудь понадобится добровольным узникам.

Работа была долгая и тяжелая. Дни шли за днями, недели за неделями, годы за годами. Ни разу Индрик не поднялся на поверхность, ни разу его глаза не увидели солнца, лишь поскрипывание ворота, которым подавали в шахту воду и пищу, а поднимали выработанный камень, нарушало глухой, однообразный стук кирки.

Двадцать лет продолжался этот адский труд. За это время колокольчик у колодца прозвонил лишь дважды: слуги рыцаря погибли, и их тела подняли наверх.

Наконец, колокольчик прозвенел в третий раз: Беренгаупт закончил работу. Лишь тоненькая перегородка отделяла теперь подземный ход от внутреннего двора Ивангородской крепости. Рыцаря подняли на поверхность, но Боже, как он изменился! Из цветущего мужчины он превратился в седого, полуслепого старика. Здоровье, жизнь — потеряны, но глаза рыцаря светились: сегодня же ночью он проникнет в русскую крепость, уведет сына, и тогда — горе русским, они заплатят и за смерть жены, и за все его страдания и лишения.

Ночью Индрик осторожно доломал тонкую перегородку, закрывавшую выход, и проник в русскую крепость. Ему удалось найти сына, но глубокое разочарование потрясло его: сын за эти годы вырос в прекрасного молодого мужчину, он почти забыл родной язык, принял православную веру. Воеводу в крепости, вырастившего его, он считал родным человеком и собирался жениться на его дочери. Идти с отцом в Нарву сын отказался, и еще пригрозил, что поднимет тревогу, если отец не оставит его в покое. Индрик этого не выдержал: изо всех оставшихся у него сил, он дал пощечину сыну и скрылся в подземном ходе.

Обо всем произошедшем сын Индрика поведал воеводе. Тот дал ему отряд воинов и поручил проверить: куда ведет внезапно появившийся подземный ход.

В это же время Индрик, в замке, спешно собирал рыцарей для нападения на Ивангород. Вскоре, Беренгаупт, во главе войска двинулся в Ивангород через подземелье.

И вот, посередине хода, произошла встреча двух отрядов. При свете чадящих факелов, по колено в воде, завязался жестокий бой.

Индрик, при свете метущихся бликов, разглядел сына и бросился на него с обнаженным мечом, но рука сына оказалась сильнее и Индрик фон Беренгаупт пал замертво. В эту же минуту подтекающие своды хода рухнули, воды Наровы ворвались в подземелье и оба отряда погибли.

С тех пор, по ночам, стража обеих крепостей, особенно в осеннюю ненастную погоду, слышит стоны над рекой: это стонет дух сына Беренгаупта, не находящий покоя…

 

 

Поиск по сайту
Вверх