Костромской Кремль

Костромской Кремль

Впервые на страницах русских летописей Кострома упоминается под 1212 годом. Весь город находился тогда в устье реки Сулы, на перекрестке современных улиц Островского и Пятницкой.

Когда был перенесен кремль на высокий холм — нынешняя территория парка культуры — в точности неизвестно. Церковное сказание относит это ко временам правления князя Василия Костромского (1272-1277гг.) Однако, более вероятно это произошло после Куликовской битвы в связи с участившимися нашествиями иноплеменных.

Остатки крепостного вала «Старого города» просматриваются и сейчас при спуске к Волге по ул. Чайковского. Юго-восточный угол кремля — на плане башня Вознесенская наугольная — находился на месте нынешней беседки Островского. «Новый город» был пристроен к северо-западной стене много позднее — после польско-литовкого нашествия начала XVII века. Территория его охватывала нынешние Красные и Мучные ряды; юго-западная стена тянулась от выхода из парка культуры до начала ул. Островского, где на правой стороне можно и сейчас найти остатки стены Анастасьина девичьего монастыря.

Костромской Кремль

План Старого и Нового города реконструирован при работе над публикацией “Постатейная роспись Костромского Кремля 1678 года”. Рукопись ее сгорела в знаменитом пожаре Костромского архива 1982 года. К счастью у нашего выдающегося краеведа прошлого века Александра Александровича Григорова осталась ее копия, которую историк Н.А. Зонтиков опубликовал в 5-м выпуске альманаха «Костромская земля». В тексте «росписи» указана длина прясел (стен) в саженях между всеми башнями Старого и Нового города. И все они совпали с расстояниями по древнему плану города, наложенного на современную сетку кварталов (несовпадение выявлено только для одной из башен северо-восточной стены Нового города).

Несоответствие плана в части количества и названий башен кремля тексту писцовой книги (стр.15-17) объясняется временной разницей. За 50 лет между написанием писцовой книги и постатейной росписи вполне могли не только измениться названия, но и ряд башен мог исчезнуть. О том, что к 1678 году стены кремля стали утрачивать свое оборонительное значение свидетельствует, например, такая цитата из постатейной росписи: «Пищали “Волконейки” и тюфяки и затяжные стволы и ядра лежат около Соборной церкви. А иной городовой наряд — места, где тому наряду быть — не построено. А тот городовой наряд, медные и железные пищали к стрельбе годятся и изнутри все ли они в целости ль — того не ведомо. От многих лет и от пожарного времени, как Кострома в прошлом 162 году сгорел и от того времени тот городовой наряд не чищен и в тех пищалях пыли из земли насорило. А железные пищали все заржавели и чистить тот наряд некому. Пушкарей только два человека, а государева жалованья им не идет. А костромские посадские и уездные люди без указу великого государя того городового наряду не чистят».

 

 

Поиск по сайту
Вверх